Основные страницы

Новости

Главное меню

Консультации

Справочник

Статьи

Форум

Над чем смеялся Карл Великий?


Время было серьезное. На обломках античного мира самое могущественное из варварских королевств - Франкское - объединило под властью своего великого государя Карла почти всю Западную и Центральную Европу. В глазах истории то было всестороннее «Каролингское Возрождение» цивилизации. Образованная элита, окружавшая нового императора, светские и церковные писатели вполне осознавали величие своей эпохи. Откуда бы они ни были родом - англосакс Алкуин, вестгот Тгодульф, франк Эйнхард или алеманн Ноткер,- все они писали на одном языке - латинском и служили одной династии - Каролингам. При дворе, в епископских резиденциях и монастырях рождались торжественные поэмы, панегирики, биографии императоров, имитировавшие по форме древнеримские образцы. Но на пергамен ложились также и басни, и анекдоты, шутливые послания и пародии. Комические сюжеты и жанры, сатира, ирония, каламбуры, смех - без этого нельзя себе и представить ни «ученую литературу» конца VIII-IX веков, ни вообще культурный быт той эпохи. «Во время еды он слушал музыку или чтение»,- сообщает о Карле Великом его биограф Эйнхард. Умели при дворе ценить и юмор, забавные рассказы и вирши. В обработке сюжета античной басни о волке и петухе испытал свои силы сам Алкуин (около 730-804 гг.), учитель Карла и глава придворного кружка ценителей «изящной словесности». А вот приводимые нами образцы комической прозы услаждали уже правнука великого монарха. Это отрывки из знаменитых «Деяний Карла» санкт-галленского монаха Ноткера Заики (умер в 912 г.) - собрания народных легенд и анекдотов о Карле Великом и его окружении. Вполне возможно, что сказки и легенды о тщеславном эпископе восходит еще к началу IX века и над ней мог смеяться сам Карл, оставшийся в памяти потомков веселым жизнелюбом, склонным и к шутке и к розыгрышу. В одном маленьком городке был епископ, который уже при жизни хотел иметь божеские почести. При этом он старался скрыть подобную гордыню. И был у него некий вассал, известный среди своих сограждан, весьма деятельный и усердный. И однако, епископ не жаловал ему не то что какой-либо награды, но даже не сказал ни разу ласкового слова. Не зная, как и поступить, чтобы смягчить его суровость, вассал задумал войти в милость у своего сеньора, доказав, будто смог совершить чудо его именем. И вот однажды он решил отправиться к епископу, взяв с собой двух собак, называемых в Галлии борзыми, которые, благодаря своей быстроте, легко брали лисиц и других зверей поменьше. Увидев по пути лису, сторожившую полевых мышей, он тихо и незаметно спустил на нее собак. Те со всех ног помчались за ней и схватили ее. Сам же он побежал за ними и вырвал лису из их зубов и когтей живой и невредимой. Собак же припрятал и предстал со своим подарком перед епископом, заведя такую смиренную речь: «Взгляни, господин мой, какой подарок я, бедняк, смог для тебя добыть». Тут епископ, слегка улыбнувшись, спросил, как ему удалось поймать лису, не причинив ей вреда. Вассал подошел ближе и, поклявшись здоровьем своего сеньора, что не утаит от него правды, начал рассказывать: «О господин мой, когда я ехал верхом через поле, то увидел неподалеку эту лису и, отпустив поводья, погнался за ней. Но она мчалась с такой быстротой, что я почти по-„терял ее из виду. Тогда я воздел руку к небу и стал заклинать: «Во имя господина моего епископа Рехо остановись и не двигайся!» И она тотчас застыла как вкопанная, пока я не взвалил ее на плечи, точно брошенную овцу». Епископ же, преисполнившись пустого чванства, изрек перед всеми: «Теперь обнаружилась моя святость, теперь я вижу, кто я, и знаю, кем я стану». И с этого дня окружил прежде ненавистного ему вассала необыкновенной любовью, предпочитая его своим домочадцам. И придворные к тому же стонали и вздыхали, оплакивая деньги, потерянные ими за один этот день. Тем временем они получили от императора сочинение по литературе и предписание явиться к нему назавтра в тех же самых одеждах. И вот, когда все собрались и стояли, сверкая не нарядами, но лохмотьями, и ощетинившись потерявшим цвет безобразным тряпьем, Карл велел своему постельничему: «Отряхни наш кожух и принеси показать». А как только кожух подали, совершенно чистый и целый, император взял его в руки и показал всем присутствовавшим, говоря: «О глупейшие из смертных! Чья же одежда теперь стоит дороже и приносит больше пользы - моя, купленная за медные гроши, или ваша, оплаченная даже не серебром, а золотыми монетами?» И все опустили глаза...
Rambler's Top100 KINDER.RU - Интернет для детей Рейтинг детских сайтов - Ваше чадо